Всё о стиле гранж

Часть 2 Ты - топливо для огня...

Feb 27. 2012

Ты - топливо для огня, Ты - оружие войны, Ты - ирония справедливости, И отец закона. (S.Weiland) Грани прошлого неизменно режут самоосознание будущего, ибо нет смысла оспаривать аксиому о взаимосвязанности и кармической преемственности поступков прошедших, настоящих и будущих. На изломе жизни, какой был в начале 90х, всё казалось совсем иным, и не столько внешние факторы определяли мироощущение, сколько внутренняя оценка и восприятие были иными. Можно предположить, что психологическая культура молодёжи переживала излом, и на грани этого излома поднялась волна непревзойдённого вдохновения, всплеска животной боли и ощущения ежесекундного конца. Эта волна именовалась "GRUNGE". Бессмысленно пытаться объяснить смысл этого слова с точки зрения морфологии. Здесь надо основываться на тонком эмоциональном восприятии, на тех ощущения, которые вызывает совокупность звуков, созвучие слов, воплощение мыслей героев гранджа. Лирика. Музыка. Эмоции. Имидж. Энергия... Что явилось главной определяющей поглощения аудитории? Лирика абсолютно неоднозначна. Каждый коллектив базировался в основном на лирике одного человека. "Nirvana" - Kurt Cobain, "Stone Temple Pilots" - Scott Weiland, "Pearl Jam" - Eddy Vedder. Что касается "Soundgarden" , то в плане лирики они в большей степени основывались на текстах Cris''a Cornell''a, хотя и Ben Shepherd привнёс весомый вклад своим поэтическим творчеством. Тематика на первый взгляд бесконечно разнится, но это только на первый взгляд. В качестве основополагающей лирики всех коллективов можно назвать тему насилия. Здесь имеется в виду не столько уличное насилие, сколько каждодневное надругательство и изнуряющее самоограничение под давлением законов общества. Тексты Кобейна показывают предельный надрыв и крайнее страдание, прежде всего автора. Унижения детства вылились в потоки лирической боли. Уэйланд насыщал тексты предельным насилием и жестокостью окружающего его иллюзорно-кошмарного мира людей. Корнелл порицал мещанство и рабство материи американских граждан. Веддер показывал изнанку людей, скрытые желания и тайные поклонения. Позитивность или наоборот, негативность текстуального воздействия каждый из слушателей определял для себя сам. Кто-то видел в текстах пророчества, кто-то растаскивал их на афоризмы, кто-то жил по ним, для кого-то это было новой Библией. Но были и такие, кто не видел в текстах ничего кроме так называемой «музыки слов», то есть музыкальности произношения и пропевания букв и слогов. И надо признать, что таких людей было очень и очень много. Я могу вспомнить, как ещё насквозь пропитанные социализмом ребята (не стоит забывать, что волна пошла 1991-1992 г.г., а сломы многолетнего давления совпсихологии сразу не проходят) ни сколько не искушённые англо-американским языком, поначалу внимали вовсе не глубинам лирической мысли, а лишь только музыке (в том числе и «музыке слов») и бешеной энергии, граничащей с истерикой. Так что если говорить о восприятии гранджа русским менталитетом, то поначалу, в момент непосредственного проникновения этого явления в Россию, в большинстве случаев на первый план выходила музыка и энергия, о которых будет рассказано ниже.