Всё о стиле гранж

Часть 5 Один, два, три, четыре, пять против...

Feb 27. 2012

Один, два, три, четыре, пять против одного Пять, пять, против одного Сказал один, два, три, четыре, пять против одного Пять, пять... пять, пять... пять, против одного. (E.Vedder) Философия понятий похожа на жидкость с высокой степенью текучести. Проникая во все щели предмета, она находит ходы ради своей свободы. Это сходство положительно и отрицательно одновременно. С одной стороны эта текучесть хороша тем, что способна достигнуть самых потаенных уголков понятия и омыть их мыслью, но с другой плоха, потому, что ее течение слишком стремительно и ей трудно удержаться на объективном длительном исследовании одного отдельно взятого участка. Хочется обратить внимание на результаты опросов. Не стоит спорить, объективность относительная в силу того, что на вопросы отвечало ограниченное число людей, но при этом результаты имеют место и право на оценку. Самым поразительным оказался тот факт, что большинство ценителей гранджа продолжает считать, что грандж и гранджевая культура живы. Да, нельзя не согласиться, что на сегодняшний день имеется определенное число людей, которые слушают, играют и пропагандируют это направление. НО, это УЖЕ не полномерное и не всеобъемлющее движение, каким оно было в начале-середине 90-х. Трудно сказать, можно ли здесь говорить о смерти или о жизни, но факт остается фактом – времена изменились. Апологеты мертвы, кто физически, кто творчески. Законодатели стиля во многом отошли от корней и золотых традиций. И теперь можно говорить лишь о жизни видоизмененного стиля, осовремененного и разбавленного модными течениями, изменившейся психологией новых поколений, новыми ценностями и идолами. О бунтарстве больше речи не идет. В первую очередь о бескорыстном, глубоко искреннем и проистекающем из души бунтарстве, противопоставлении внутреннего мира миру внешнему. Старый девиз “against world” потерял свое подлинное значение. Новые герои, чьи ноги растут из золотых творений 90-х, пропагандируют другие ценности. Их основа – возвращение к первобытности, к теории выживания сильнейшего за счет убийства более слабого. Да, и при этом не стоит забывать о прибылях и маркетинговых исследованиях рынка слушателей. И вот – новый продукт - одномоментные группы, порождающие пустоту ума, обделенного пищей музыкального подтекста. Только кого это волнует? Есть прибыль, есть продажи материала. Когда сок будет выжат до капли, придут новые герои на час. Это прогресс или регресс? Технология или духовность? Эволюция или… Да, можно рассуждать так. Найдутся сторонники этой позиции. Может быть я и сам не чужд ей, но исследование должно исключать субъективность. Нельзя утверждать, что все современные группы бездарны, сиюминутны и творчески пустотны, совсем нет. Новые герои молодежи, кто они? “Limp Bizkit”, “Korn”, “Muse”, “Placebo”, “Papa Roach”, “Marilyn Manson”, какая идея стоит за этими названиями? Они другие, более приземленные, более прагматичные, жесткие. Они – это не саморазрушение, это разлом и разрыв окружающего с целью подчинения. Но подчинения не ради последующей гармонии, а ради разрушения как процесса. Отрицание ценностей духа становится внутренней силой. Насилие и стремление к насилию – цель. Эмоциональность этого процесса разрушения делает музыку притягательной для современных слушателей. Разрушение, революционная гибель за мифическое отсутствие идеи, которое и является идеей. Сладость разрушения и воспевание его – вот то, чем дышит современная музыка. Иными словами, в качестве доказательства можно опереться на текст "Take A Look Around" "Limp Bizkit": "When the good comes to bad, the bad comes to good..." Эти слова точно передают смысл настоящего времени. А различие идеи «той» и «этой» музыкальной культуры в приставке «само». Гранж в своей основе – музыка саморазрушения, современная музыка – музыка внешнего разрушения. Надо заметить, что сами герои гранджа отнюдь не отрицательно относятся к современным группам. Можно взять для примера Scott’a Weiland’a из “Stone Temple Pilots” который отметился на последнем альбоме “Limp Bizkit” “The Chocolate Starfish and the Hot-Dog Flavored Water” совместной композицией с Fred’oм Durst’oм “Hold On”. Weiland, помимо написания текста и совместного исполнения, еще спродюсировал этот трек. И ни в коей мере не следует утверждать: «Да, вот ра-а-аньше была музыка, а сейчас…». Нет, этот подход в корне неверен. Всякая музыка имеет право на существование и, практически, всякая музыка найдет себе слушателей. И, безусловно, музыка начала этого века станет для текущих поколений символичной и определяющей до конца дней, хотя бы в памяти. Что же касается гранджа, то он уже занял свое место в истории и в памяти нашего поколения. И он еще таит в себе массу неразгаданного, которое нам предстоит исследовать и объяснить.